Из «Ванданам — руководство к молитве»

2008/10/11

Молитва делает привлекательной внутреннюю жизнь, и поскольку мы должны выполнять не только свои внутренние, но и внешние обязательства, следует стремиться установить равновесие между тем и другим. Чтобы понять, насколько необходимо это равновесие, давайте рассмотрим две крайности.
Неофит может эгоистично погрузиться в свою собственную медитацию на Бога и отдалиться от других людей и мира. Он думает: «Есть только я и Бог». Его образ мыслей является, на самом деле, не богоцентричным, а эгоцентричным. Он думает, что его духовная жизнь — это его личное достояние, а любовь к другим — угроза его интенсивной духовной жизни.

В беседе с Сатьяраджей дасом Адхикари, раввин Якоб Шиммель сказал, что неофитам «нравится концепция любящего Бога», которая, в действительности, является формой слепого увлечения, основанного на любви к себе. Преданный, не достигший зрелости, может думать: «Сейчас я люблю того, кого нужно. Я люблю Бога». Но это, в основе своей, эгоцентризм — разновидность гордыни и себялюбия» («Ом шалом, иудаизм и сознание Кришны», с. 176 -177 англ. изд.). Тех, кто поклоняется в уединении, критиковал также Бхактисиддханта Сарасвати, который вопрошал: «Мой дорогой ум, почему ты так гордишься тем, что ты -вайшнав? Твое одинокое поклонение и повторение святого имени Господа основаны на стремлении к дешевой популярности, и потому то, что ты повторяешь святое имя — лишь притворство» («Источник вечного наслаждения», с. 832).

Другая крайность — это активист, пренебрегающий внутренним развитием. Если он не общается по телефону (или посредством компьютера или факса) или не отправляется на очередную встречу в какой-нибудь отдел, то думает, что не выполняет никакой важной работы. Он не знает, как это — быть одному, он боится этого и не может посидеть спокойно с книгой или вкусить святое имя, перебирая джапа-малу. («Где же я положил свой мешочек с четками?») Когда же он действительно приступает к повторению мантры, это мгновенно превращается в заседание с составлением планов на будущее. Если он видит кого-то, кто проводит хотя бы час за чтением, или слышит о «молитве», он бормочет «бабаджи» или не к месту цитирует слова Бхактисиддханты Сарасвати, как будто они были сказаны против всех, кто наслаждается бхаджаной.

Постепенно такой крайний активист теряет связь с внутренней жизнью, подобно тому, как это происходит с материалистами. Он также склонен проталкиваться вперед, к высокому положению и власти, теряя качество кротости.

Итак, как же установить равновесие? С одной стороны, преданный, открывший для себя молитву, стремится все больше к уединенному созерцанию, но, в то же время, ему известно, что нельзя отказываться от своего долга, который обязывает тратить время и энергию на вьполнение указаний гуру и служение преданным. Конфликт может разрешиться, когда он обнаружит, каково его личное служение в обществе преданных. Когда человек впервые обращается к духовному учителю, у него нет какого-то одного служения, он делает то, что ему говорят, в виде послушания. Постепенно, в нем развивается склонность к какому-либо конкретному служению, и другие преданные начинают ценить его за это. Шрила Прабхупада сказал, что духовный учитель тоже должен быть опытным в оценке способностей учеников и должен уметь сказать одному: «Вы подходите для работы на кухне», — а другим: «Вам нужно быть редактором», «Ты должен быть менеджером».

По мере того, как человек совершенствуется в служении, Кришна наделяет его дополнительными возможностями, позволяющими выполнять его хорошо. Выбор преданным служения, или духовной карьеры, не следует рассматривать как материальный, хотя он может совпасть с его психофизической природой. Даже если склонность преданного заниматься тем или иным окрашена какими-либо мотивами, она может очиститься благодаря служению как таковому.

Поэтому то, насколько человек станет выделять внутренние или внешние обязанности, будет определяться его естественной деятельностью. Мы также должны быть осмотрительными и не ставить на то или иное служение печать «внешнего», пока оно осуществляется с преданностью. Один человек молится с помощью ума и слов, а другой с молотком или поварешкой. И, тем не менее, все преданные получат благо, научившись обращаться к Кришне и молиться.

Кроме того, всякая хорошая молитва приведет к хорошему поступку.

Реклама